Частное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «Институт арт-бизнеса и антиквариата»

𝒜NNO 2010
Защита подлинности
Международная конфедерация антикваров и арт-дилеров (МКААД)



Идет набор по программам: «Искусствоведение. Атрибуция и экспертиза предметов антиквариата», «Арт-менеджмент: галерея, коллекция и арт-рынок», Субботняя программа «Эксперт художественного рынка», «Судебно-искусствоведческая экспертиза», «Оценка движимых культурных ценностей», «История искусств: стили, подлинники, коллекции»

Новый виток в развитии правового регулирования NFT произведений искусства.

Наделение NFT произведений искусства статусом имущества.

Мотивируя мартовское решение по делу о краже криптоактивов (Лавиния Осборн против неизвестных лиц и Ozone), Верховный суд Соединенного Королевства впервые признал возможность наделения NFT произведений искусства статусом имущества.

Прежде чем познакомиться с фабулой дела, предлагаем погрузиться в специфику NFT-искусства.

О сущности NFT как такового уже написано достаточное количество статей, к которым вы можете обратиться, если у вас возникнут сложности с пониманием данного материала. Для целей настоящей статьи представляется рациональным рассмотреть вопросы, связанные с отдельными элементами NFT-среды, а именно криптокошельком и аккаунтом.

Кевин МакКой, Quantum

Представим, что вы владеете NFT-картиной (виртуальной). Доступ к вашему активу обеспечивается только с помощью особого кошелька, предоставляющего вам закрытый ключ к соответствующему адресу. Увидеть NFT произведение искусства просто владея кошельком у вас не получится. Визуализировать такое искусство вы можете только привязав свой кошелек к специальному аккаунту, который буквально заменит вам галерею. Именно из такой особой виртуальной галереи были украдены (пропал визуальный доступ) NFT-произведения в рассматриваемом нами деле.

Истец по указанному делу Лавиния Осборн заявила, что неизвестным лицам удалось получить доступ к ее NFT-аккаунту, после чего NFT произведения искусства, которыми она владела, были украдены с ее криптокошелька. Иными словами, девушка более не могла наблюдать их в своей виртуальной галерее, следовательно, не могла фактически владеть и пользоваться токенами.

Boss Beauties – NFT, украденные у Л. Осборн

Помимо требования ограничить распоряжение украденными NFT-произведениями, Лавиния Осборн обратилась с иском к Ozone (площадка, на которой был создан NFT-кошелек) и Bankers Trust (финансовая организация, проводившая соответствующие транзакции Ozone) с требованием предоставить данные для идентификации платформы, контролирующей кошельки, на которые предположительно были переведены украденные NFT-картины.

NFTX – пример NFT аккаунта, Фото: Community Hub

Судья Верховного Суда Великобритании Марк Пеллинг удовлетворил оба исковых требования[1].

Марк Пеллинг. Фото: Courts and Tribunals Judiciary

Вместе с тем, перед судом встал вопрос, является ли кража NFT произведений искусства с криптокошелька непосредственно кражей имущества собственника. Проблема в том, что на сегодняшний день в правовой системе Великобритании не существует такой нормы или прецедента, которые позволили бы однозначно классифицировать NFT произведения искусства как объекты собственности. Следовательно, невозможно однозначно поставить знак равенства между правовым статусом NFT-произведений и правовым статусом имущества.

Положительный или отрицательный ответ суда мог бы установить фундаментально новые принципы правового регулирования NFT произведений искусства. Однако Верховный суд не стал давать чёткий ответ и лишь отметил, что усматривает возможность выделения в правовом статусе токенов признаков правового статуса объектов прав собственности, признавая, что аргументов в пользу данной точки зрения в научной литературе уже достаточно. Данные аргументы будут рассмотрены ниже.

Beepl, 5000 days

Стоит все же отметить, что это был прецедентный случай, когда такая инстанция как Верховный суд допустила возможность наделения NFT-картин статусом объектов собственности, что уже по своей сути является значительным шагом на пути к развитию данной правовой концепции.

Вскоре после Постановления Суда, Комиссия по Законодательству Соединенного Королевства выпустила консультационный документ[2], развивающий проблематику. Данный документ предлагает введение в английскую частноправовую доктрину концепции «объектов данных» («data objects») как третьего вида собственности.

Перед тем, как приступить к анализу предложений Комиссии, необходимо разобраться, почему введение третьей категории собственности является необходимым.

Pak, Mass Banner

На сегодняшний день английскому праву известны две категории собственности: вещи во владении («things in possession») и вещи в действии («things in action»).

Первая категория вещей во владении представляет собой исключительно материальные активы (например, можно провести аналогию с категорией вещей[3] в российском гражданском праве). Некоторые ученые-цивилисты утверждают, что NFT произведения схожи с категорией вещей во владении, в связи с тем, что мы можем непосредственно увидеть их на экране своего смартфона или компьютера с помощью особой «виртуальной галереи». Однако, как отмечается в докладе Комиссии, токены все еще состоят из данных в виде компьютерного кода, электронных, цифровых или аналоговых сигналов, что в общепринятом понимании не может подпадать под категорию вещей во владении.

Вещи в действии представляют любую собственность, которая может быть востребована или принудительно реализована только посредством исполнения определённых действий, судебных разбирательств. Примером могут служить права на предъявление иска за нарушение договора (право требовать возмещения убытков), акции компании. Очевидной в данном случае является мысль, что объекты данных (NFT произведения искусства) существуют независимо от действий собственника, следовательно, не могут подпадать под данную категорию.

CryptoPunk #7523 — $11,75 млн

На основе различий, проводимых между вещами во владении, вещами в действии и токенами, Комиссия предложила следующие признаки третьей категории собственности[4]:

1) Объекты состоят из данных, представленных на электронном носителе в том числе в виде компьютерного кода, электронных, цифровых или аналоговых сигналов (composed of data represented in an electronic medium, including in the form of computer code, electronic, digital or analogue signals);

2) Объекты существуют независимо от действий лиц и правовой системы (exist independently of persons and exist independently of the legal system);

3) Третий признак «объектов данных» (NFT) является универсальным для любой категории собственности и может быть сформулирован следующим образом: использование объекта одним лицом непременно ограничивает способность других лиц эквивалентно реализовывать правомочия собственника (владение, пользование, распоряжение) (the resource is rivalrous if use of the resource by one person necessarily prejudices the ability of others to make equivalent use of it at the same time).

Иными словами, если мне принадлежит право собственности на NFT картину, только я могу полноправно ей владеть, пользоваться и распоряжаться. Данный признак также дополняется принципом «отчуждаемости» («divestibility»): если я передам права собственности на свое NFT произведение искусство другому лицу, я больше не буду являться собственником данной вещи.

Таким образом, консультационный документ Комиссии по законодательству Соединенного Королевства, перечисляя признаки «объектов данных» (NFT произведений искусства), выделяет два характерных только для данной категории собственности признака, что и позволяет назвать NFT третьим видом собственности. При этом – третий признак является общим для всех категорий собственности.

Replicator, Mad dog Jones

Несмотря на то, что существует реальная вероятность введения третьей категории собственности и наделения NFT произведений данным статусом, законодателю необходимо будет провести достаточно объемный пласт работы. В частности, определить основные принципы защиты права собственности на «объекты данных»[5].

Данный консультационный документ на сегодняшний день еще находится на стадии рассмотрения и дополнения. В скором времени предполагается публикация расширенного текста, учитывающего все замечания и поправки, после чего можно будет говорить о попытках имплементации данных предложений непосредственно в тексы законов, использования судами при вынесении решений.

Фото: Lawcom.gov.uk

Мы будем активно следить за развитием событий и сообщать вам все свежие новости. Следите за разделом «Искусство и закон» на нашем сайте, а также по хаштегу #ИскусствоиЗакон в телеграм и вконтате.

Автор Мирхайдарова Софья

  1. Lavinia Deborah Osbourne v. (1) persons unknown (2) Ozone [March 2022] EWHC 1021 (Comm), Case No. CL-2022-000110. URL: nationalarchives.gov.uk/…/data.pdf
  2. Digital assets consultation paper, Law Commission No 256 // 28 July 2022. URL: amazonaws.com/…/Digital-Assets-Consultation-Paper-Law-Commission-1.pdf
  3. Вещи в гражданском праве представляют собой предметы материального мира, представляющие ценность для человека, способные удовлетворять потребности субъектов гражданских правоотношений, выступать предметом товарообмена. Российское гражданское право. Учебник: в 2 т. Т. 1: Общая часть. Вещное право. Наследственное право. Интеллектуальные права. Личные неимущественные права / Отв. Ред. Е.А. Суханов. 2-е изд. М., 2011. 958 с.
  4. Digital assets consultation paper, Law Commission No 256 // 28 July 2022. URL: amazonaws.com/…/Digital-Assets-Consultation-Paper-Law-Commission-1.pdf
  5. Digital assets Summary of consultation paper, Law commission No 256 // 2022. URL: amazonaws.com/…/Digital-Assets-Summary-Paper-Law-Commission-1.pdf
Поделиться: