Частное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «Институт арт-бизнеса и антиквариата»

Искусно покупать искусство

Международная конфедерация антикваров и арт-дилеров (МКААД)



Поделиться:
Идет набор по программам: «Искусствоведение. Атрибуция и экспертиза предметов антиквариата», «Галерейное дело и коллекционирование. Антиквариат», Субботняя программа «Эксперт художественного рынка», «Судебно-искусствоведческая экспертиза», «Искусство и православие», «Оценка движимых культурных ценностей»

Круглый стол."МНОГО ЛИ В РОССИИ РУССКОГО ИСКУССТВА?"

 

Московский международный салон изящных искусств (MWFAF)

Институт Арт Бизнеса и Антиквариата

2 декабря 2013 года

 

 

В понедельник 2 декабря, в рамках Московского международного салона изящных искусств, состоялся Круглый стол «Много ли в России русского искусства…», организованный Институтом Арт Бизнеса и Антиквариата.

 К заявленному в анонсе времени, конференц-зал уже был заполнен гостями практически до отказа. Приглашенные спикеры в полном составе уже ждали «отмашки» к началу. Под аккомпанемент фортепьянной музыки из соседнего зала, не умолкающей на протяжении всего вечера, заседание специалистов по вопросам русского искусства на арт-рынке торжественно было открыто.

  

Заседание Круглого стола, как модератор, открыла Колосова Ирина Александровна – учредитель и руководитель Института Арт Бизнеса и Антиквариата. Во вступительном слове Ирина Александровна отметила актуальность заявленной темы, подкрепив информацией о недавно вышедшей  статье «Откуда берутся «новые имена» русского антикварного рынка?» в ведущем издании The Art Newspaper Russia .

Слово было предоставлено одному из авторов статьи -  Инне Пуликовой. В своём выступлении Инна Витальевна задала достаточно бодрый тон предстоящему обсуждению, кратко осветив «витающие в воздухе» вопросы.  Чем торговать и где брать ресурсы для пополнения рынка? Тот факт, что товара становится меньше, неоспорим. В целом, отечественный рынок, безусловно, подчиняется законам мирового, но имеет свои особенности. Почему у нас мало товара?  Ответ в историческом прошлом нашей страны, где после Октябрьской революции рынок был искусственно обеднен – и это факт, но что-то всё равно хранилось «в закромах» и в 90-е произошел «выброс». И вот прошло 20 лет, всё перераспределилось, создались частные коллекции. И что делать дальше? Предпосылок к социальным потрясениям, слава Богу, нет. И один из выходов из сложившейся ситуации видится в освещении «новых» имён.

На волне рассуждений о работах «новых-старых» художников, возник логичный вопрос, с которым Ирина Александровна Колосова обратилась к следующему спикеру, владельцу антикварных галерей «Гармония», «Трианон», «Серебряный век», московского представительства «На Знаменке», Суслову Михаилу. Вопрос в следующем: а много ли всё же еще осталось «артефактов» русского антиквариата? Остается ли возможность всё же найти что-нибудь стоящее?

Ответом здесь стало рассуждение Михаила Алексеевича о не сложившемся столичном рынке и том факте, что сегодня большая активность происходит на самом высоком уровне покупателей. И тут, как нельзя лучше, приведен пример, недавней продажи Sotheby’s, где два топ-лота предстоящих аукционов русского искусства в Лондоне были куплены до торгов, за суммы, многократно превышающие эстимейты. Раритетов мало на рынке, их практически нет. И зачастую, это приводит к переключению вкусов коллекционеров на искусство ХХ века. 

  

Если говорить о росте цен, то нужно сказать, что до 2007 года никаких особых взлетов-то и не было, и только, как случился кризис, начались скачки. Теперь вещи «уходят» за космические деньги. Возникает некий парадокс: клиенты есть и интерес есть, но они хотят приобрести что-то редкое и интересное, причём на уровне «высших богатых» - а предложения в таком сегменте крайне мало!

Отвлеченно от некой сугубо материальной стороны коллекционирования, Михаил затронул тему истинной любви и даже почти болезни коллекционера: «…тупое инвестирование, без блеска в глазах, не приносит хороших успехов». Что касается тонкого момента «ухода»  предмета из коллекции (с одной стороны вещи разыскиваются с «горящими глазами», с другой – с ними приходится расставаться), здесь Михаил проиллюстрировал свой ответ такой пословицей: хороший антиквар радуется три раза: когда приобретает вещь, далее, когда он ей владеет и третий – когда расстается с ней.

А на извечный вопрос разницы Москвы и Санкт-Петербурга (поскольку Михаил петербуржский антиквар), последовал достаточно короткий ответ о разнице социальных портретов: «…девяносто и десять. 90 % - Москва, 10% - Питер. Вот и весь портрет».

Последовавший вопрос из зала, направил выступление к модной теме предпочтения элиты хранить приобретенные шедевры за рубежом. Здесь, Михаил не согласился с суждением о стопроцентном оседании искусства за границей, но осветил проблему психологического барьера: «… почему-то никто не обижается на Sotheby’s или Bonhams, что они запросили нереальную цену за шедевр. А если выйти, например, на Антикварный салон, с тем же Рерихом хотя бы за половину той стоимости, то тут, что называется, «к стенке прибьют».

Далее Михаил осветил, в общем-то, общеевропейскую проблему «ухода» клиентов  от арт-дилеров в пользу аукционных домов. Даже те, кто раньше приходил к галеристу, что бы продать принадлежащий ему предмет, сегодня, видя ошеломительный успех аукционов, предпочитают продажу «с молотка».

Следующее слово Ирина Александровна, как модератор Круглого стола, предоставила уважаемому Михаилу Ефремовичу Перченко, вице-президенту Международной конфедерации антикваров и арт-дилеров, президенту «Гильдии оценщиков» при МКААД. Михаил Ефремович начал с призыва обратить внимание на его «траурный наряд», поскольку это специально и в связи с тем, что русское искусство погибает. Именно поэтому Михаил Ефремович в трауре. «… И мой траур на законных основаниях, поскольку сегодня «раскручиваются» имена безобразных художников. Это не искусство! Это кривое болото, в которое мы себя загнали по понятным причинам».

А что касается мировых аукционов, Михаил Ефремович выразим мнение, что там около 60 % вещей не соответствуют этикетажу. То есть, легенда о том, что покупая на западных аукционах, вы можете себя уберечь от обмана – всего лишь легенда.

Далее, получив запрос на что-нибудь позитивное, Михаил Ефремович поделился новостью о вступлении в статус президента НП «УПРАВИС» и рассказал о том, что на мировом уровне очень высоко оценивают нашу систему получения роялти.

Далее слово перешло к успешному участнику художественного рынка, арт-дилеру, владельцу галереи «Три века», Андрею Руденцову. Андрей Владимирович, как коллекционер декоративно-прикладного искусства, справедливо заметил, что собирать-то можно не только живопись… Стекло, фарфор, мебель – и этих предметов на арт-рынке становится тоже всё меньше и меньше. К тому же, у нас наблюдается недооценка в стоимости антикварной мебели. На европейских аукционах стоимость предметов мебели достигает рекордных сумм, а в России бытует совершенно устоявшееся мнение, что это не может стоить свыше 200-300 тыс. долларов.

Еще интересная тенденция наметилась в последнее время на рынке: крупными игроками стали выступать музеи. И по большей части, дилеры относятся к этому факту негативно, поскольку предметы навсегда оседают там (кстати, сам Андрей Владимирович к такой позиции себя не причисляет и относится достаточно спокойно к сему явлению). Яркий пример тому, приобретенная одним московским музеем огромная (200-300 предметов) коллекция миниатюры. 

И, в продолжение некой лиричной темы коллекционирования, затронутой Михаилом Сусловым, Андрей Руденцов напомнил о том, что настоящему коллекционеру важно иметь визуальный контакт: «…нужно, что бы висело на стеночке или стояло на полу». И это, в некоторой степени, также противоречит позиции некоторых, что коллекционеры сегодня многое хранят за рубежом.

Закончил свою часть Андрей Владимирович репликой к предыдущему выступлению.  В ответ на вопрос из зала, каковы временные рамки того искусства, под которым мы на сегодняшнем круглом столе понимаем «русское искусство», Руденцов ответил: «… я сразу сказал, что занимаюсь искусством классики и ампира. И если речь пойдет о современном искусстве, то я тоже надену черную рубашку и, сев рядом с Михаилом Ефремовичем, долго буду рассказать на эту тему…».

Следующее выступление последовало от Виктории Ступиной - советника по искусству, учредителя компании «Artconsul». Ирины Александровны Колосовой попросила рассказать о том, действительно ли так много «высших богатых» покупателей и часто ли они обращаются за консультацией. Виктория Эдуардовна рассказала, что сегодня крупные финансовые банки бьются за своих клиентов. И в этой борьбе важным инструментом выступает искусство. Искусство, воспринимающееся не как развлечение, а как объект сохранения капитала. Не совсем как способ инвестирования, а как возможность сохранить свои средства. Действительно, назрела некая катастрофа в отношении присутствия на рынке малого количества действительно шедевров с хорошим провинансом. С 2008 года люди стали покупать то, что точно не потеряет цену -  классическое искусство. Что бы убедиться, что не стоит вкладывать средства в современное искусство, достаточно взять каталоги 10 летней давности. Станет понятно, что мало из проданного тогда за огромные деньги, сегодня находится в фокусе.

Вторым вопросом Ирины Александровны к Виктории, была тема подпольных миллионеров-коллекционеров, неких «Корейко» из романа «Золотой телёнок». В ответ: «… такие люди есть. Мы исчисляем их не сотнями, но они встречаются. К сожалению, они всё еще боятся прийти к специалисту и «раскрыть» своё богатство. И в этом кроется большая задача для нас. «Корейко» есть, но нужно еще много работать, что бы эти люди пришли и перестали нас бояться».

 

Далее, разговор плавно перетек от непосредственных представителей арт-рынка, к сообществу экспертов. Вадим Анатольевич Садков - доктор искусствоведения, заведующий отделом старых мастеров ГМИИ имени А.С. Пушкина, остановился в своём выступлении на теме перелицовки живописных работ. Заранее извинившись за вещи не совсем лицеприятные и патриотичные, и сразу разграничил, что в стороне в этом вопросе остаются величайшие творения русского художественного гения, проявившегося в Древнерусской живописи и русский авангард. Вадим Анатольевич обрисовал некую, не совсем правильную, тенденцию искать самобытность русских живописных работ, являющихся на самом деле вариацией европейской темы. Он затронул важный вопрос места русского искусства в контексте европейской художественной культуры: «… чисто теоретически, можно картину, например, Шишкина выдать за работу качественного, но столь дорогого  датского или голландского художника, просто поставив другую подпись. И так, например, делают Константина Маковского из работ западных средних мастеров». Приведен наглядный пример, когда работа (скорее всего, авторская копия Отто Книлле – немецкого художника) была приобретена одним нашим коллекционером на Sotheby`s в Лондоне с подписью «Конст Флавицкий. Рим 1862». Парадокс в том, что авторское повторение Отто Книлле по качеству живописи намного лучше, чем знаменитая работа Флавицкого «Княжна Тараканова». То есть, казалось бы, абсурд – работа прекрасного качества хорошего немецкого живописца «перелицовывается» под русского автора, что бы быть проданной за большие деньги.

Далее выступил коммерческий директор проекта ARTinvestment.RU Бабулин Константин. Ирина Александровна попросила подробнее остановиться на том, что такое индексы арт-рынка ARTIMX, работают ли они и кто этим пользуется. Индекс ARTMIX (ARTInvestment Market IndeX) российский индекс, характеризует относительную величину цены искусства условно усредненного на определенный период времени. Расчеты ведутся по данным о продажах произведений искусства на мировых аукционах. Из выступления  Константина следует, что индексы работают и это легко проверить, забив в интернет поисковик запрос и увидев, что важные аналитические финансовые статьи ссылаются на эти индексы.

Команда ARTinvestment.RU ведет статистику продаж искусства во всём мире и, как бы это кощунственно не звучало, выявляет цену на квадратный сантиметр произведения искусства. И кривые такой статистики крайне любопытны и полезны на больших статистических выборках.

Говоря об аукционах, существует важная статистическая единица – покупательская активность, которая на данный момент представляет собой 35-40 %, также как и в 2011 году. А в 2012 была несколько выше 40-45 %. Есть закономерность: если покупательская активность ползет вверх, значит через пол года будет наблюдаться рост цен. Если за этим следить и правильно интерпретировать, то такие статистики в помощь коллекционерам и арт дилерам.

Еще одной приятной новостью стала информация о положительной тенденции в отношение нашего места в мировом арт пространстве. Речь идет о том, что «… нас (экспертное сообщество России, причем не академическое музейное, а людей рынка, галеристов) стали слушать. Наши сигналы западным аукционам, что у них там Серебрякова, например, ненастоящая, моментально приводят к снятию работы с торгов. То есть, ситуация, когда нас воспринимали некими «болванчиками» или жуликами потихоньку уходит».

 

 

С одной стороны, время, отведенное на обсуждения, подходило к концу, с другой  - только-только начали разгораться активные дискуссии среди спикеров. Так, Михаил Суслов, в поддержку темы, добавил, что последние годы ознаменованы «очисткой» рынка у нас, что привело к заоблачному количеству фальшивок на некрупных аукционах Европы. В нашей стране сейчас крайне сложно продать фальшивку. А там всё продается…

 

 Так, «Круглый стол» набирал обороты, музыка в соседнем зале Салона стала громче, сопровождая появление крупнейшего бизнесмена и коллекционера Давида Якобашвили. Невозможно было оставить Давида Михайловича в рядах слушателей, и он, в свою очередь, рассказал о своём проекте – музее русского декоративно-прикладного искусства, для которого сейчас строится здание на углу Солянки.

 

В завершении выступлений заявленных спикеров, Ирина Александровна передала слово Гаджикасимову Михаилу Онегиновичу, арт-дилеру, реставратору, эксперту "НОЭКСИ" по мебели. Темой, раскрытой им, стала сфера официальных имитаций и копий произведений искусства. Это важно для правильного понимания технологии. Реставраторам, для обретения мастерства, необходимо пройти весь путь, каким шел художник. А вот момент, когда вещь, отлитую после смерти автора, выдают за авторскую копию и есть пример фальсификации. К тому же, есть такое явление, как «современный антиквариат» - новые вещи, но выполненные полностью по старой технологии.

 

И, казалось бы, на этом можно потихонечку и расходиться... Однако, далее разгорелось активное обсуждение, последовавшее после вопроса депутата Государственной Думы Олега Савченко, которого Михаил Ефремович Перченко представил как одного из крупнейших коллекционеров русского искусства. Темой для обсуждения, стал вопрос: «А нужно ли открывать границы?». Мнения спикеров разделились. Перченко, будучи в черном пиджаке, довольно категорично скал «Нет». Михаил Суслов и Константин Бабулин, наоборот, выразили свою готовность встать на позицию необходимости «снятия занавеса». Инна Пуликова в этой дискуссии призвала не драматизировать, так как именно здесь, в Отечестве, существует огромный спрос на национальное искусство, и этот факт будет позволять культурным ценностям оставаться на Родине. Спросите себя: «…а много ли за рубежом фанатов русского искусства?».

 

Андрей Руденцов в этом споре остался «посередине». С одной стороны, он выразил  склонность к позиции Суслова, но с другой озвучил опасность классической ситуации «хотели как лучше, а получилось - как всегда…».

 

Таким образом, итог всему мероприятию подвела И.А.Колосова, как руководитель Института арт бизнеса и антиквариата и, соответственно, организатор Круглого стола. Ирина Александровна выразила благодарность всем выступающим и присутствующим, поблагодарив спикеров и гостей за участие, интерес и внимание.

 

 

 

 

Текст: Рахалина Ольга

ИНСТИТУТ АРТ БИЗНЕСА И АНТИКВАРИАТА

МОСКВА 2013