Частное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «Институт арт-бизнеса и антиквариата»

𝒜NNO 2010
Защита подлинности
Международная конфедерация антикваров и арт-дилеров (МКААД)



Идет набор по программам: «Искусствоведение. Атрибуция и экспертиза предметов антиквариата», «Арт-менеджмент: галерея, коллекция и арт-рынок», Субботняя программа «Эксперт художественного рынка», «Судебно-искусствоведческая экспертиза», «Оценка движимых культурных ценностей», «История искусств: стили, подлинники, коллекции»

Septem artes liberales

В Средние века и в эпоху Возрождения система высшего образования осуществлялась в специальных учреждениях universitas и монастырях и составляла так называемую систему «septem artes liberales».

Семь свободных искусств — набор дисциплин, составлявших основу античной, а затем средневековой систем высшего образования. Они включали такие предметы как грамматика, диалектика (логика), риторика, которые представляли первую ступень познания — так называемый «тривиум» (trivium). И далее: арифметика, геометрия, музыка и астрономия — высшая ступень познания — «квадривиум» (quadrivium). В Средние века в Западной Европе образованным человеком мог считаться только тот, кто изучил курс семи свободных искусств (septem artes liberales).

Однако, в то время термин «ars» (ars, artis) трактовался в первую очередь как «ремесло», «занятие», «наука», а не привычное нам «искусство» как творчество. Живопись и архитектура тогда считались скорее ремеслом, к ним не испытывали большого почтения, а к художникам зачастую могли относиться даже пренебрежительно.

Изображенное на иллюстрации второе, более совершенное издание «Opera omnia» Фичино, вышедшее в Базеле в 1576 году (первое вышло в 1561 году). (Майкл Дж. Б. Аллен и др. (ред.), Марсилио Фичино: его теология, его философия, его наследие).

Однако в период расцвета гуманистической мысли, началось переосмысление роли живописи. И сегодня мы бы сказали — от ремесла к творчеству. Одним из первых об этом задумался известный гуманист и философ Марсилио Фичино. Об этом мы можем судить из его письма медику и астроному Павлу Миддельбургскому, в котором он включает искусство в перечень «семи свободных искусств». Труды Фичино, в том числе и его письмо, анализирует французский искусствовед, историк итальянского Ренессанса Андре Шастель, исследовавший развитие искусства и гуманизма во Флоренции в эпоху Лоренцо Великолепного. Он посвятил этому книгу «Marsile Ficin et l’art».

Chastel Andre. Marsile Ficin et l’art., Geneve: Droz., 1996.

Как писал Шастель в этой книге, размышляя об искусстве, Фичино сопоставляет искусство с творением Бога. Красота мира — суть Божественного искусства. Шастель проводит параллели между божественным искусством и художественной деятельностью человека в миропонимании гуманистов, современников Фичино. Исходя из гуманистической концепции антропоцентризма, то есть возвышения человека, уподобления его Богу, Фичино определяет его как универсального художника. Человек обращается со всеми материальными существами в мире так, будто они служат ему: со стихиями, металлами, растениями, животными. Он изменяет их форму и внешний вид различными способами, чего не может сделать животное.

Шастель в своей книге отражает и описывает идеи, характерные для течения гуманистической мысли того времени, лидером которого был Фичино. Как пишет исследователь, по мнению гуманистов, человек не только использует элементы в своих целях, но и подчиняет их своим творческим замыслам. Если божественное провидение является условием существования всего космоса, то человек, который наблюдает за всеми существами, живыми или нет, во вселенной, действительно является своего рода Богом. И вот почему деятельность, которую мы называем искусством, так хорошо соответствует божественной деятельности, так как только она может дать о ней правильное представление. Исходя из этого надо сказать, что человеческая сила почти подобна божественной: то, что Бог творит в мире своей мыслью, человеческий дух постигает в себе посредством интеллектуального акта, выражает это языком, записывает в книги, изображает на холстах.

Но новая идея, появляющаяся в учении Фичино, по мнению Шастеля, — идея фундаментального единства всей человеческой деятельности, от поэзии до архитектуры, утверждения импульса, общего для всех искусств, которого было достаточно, чтобы изменить духовный горизонт того времени. Гуманист подчеркивал это в своем письме астроному Павлу Миддельбургскому, написанном вскоре после смерти Лоренцо Медичи. В нем он развивает идею наступления во Флоренции в конце 15 века так называемого «золотого века», названного так потому что этот век «вернул к жизни почти уже угасшие свободные искусства, т.е. грамматику, поэзию, ораторское искусство, живопись, скульптуру, архитектуру, музыку…». Это перечисление предполагает переработку старой системы «семи искусств» в пользу современной классификации. Одним из первых Фичино поставил живопись, архитектуру и скульптуру, то есть то, что мы сейчас понимаем под термином «искусство», на один уровень с традиционными для того времени «свободными искусствами».

Изображенное на иллюстрации второе, более совершенное издание «Opera omnia» Фичино, вышедшее в Базеле в 1576 году (первое вышло в 1561 году).
(Майкл Дж. Б. Аллен и др. (ред.), Марсилио Фичино: его теология, его философия, его наследие).

Библиография:

  1. Chastel Andre. Marsile Ficin et l’art., Geneve: Droz., 1996.
  2. Марсилио Фичино. Похвалы нашему веку как золотому веку, потому что он порождает золотые дарования. Превосходному медику и астроному Павлу Миддельбургскому. Перевод с латыни О.Ф. Кудрявцева // Письмо Марсилио Фичино о золотом веке. Средние века, Вып. 43. 1980.
Беноццо Гоццоли. Фреска «Шествие волхвов в Вифлеем». Капелла Волхвов в палаццо Медичи-Риккарди во Флоренции.
Поделиться: