Отчет о поездке "Paris Tableau" • Институт арт-бизнеса и антиквариата

Частное образовательное учреждение дополнительного профессионального образования «Институт арт-бизнеса и антиквариата»

Искусно покупать искусство

Международная конфедерация антикваров и арт-дилеров (МКААД)



Поделиться:
Идет набор по программам: «Искусствоведение. Атрибуция и экспертиза предметов антиквариата», «Арт-менеджмент: галерея, коллекция и арт-рынок», Субботняя программа «Эксперт художественного рынка», «Судебно-искусствоведческая экспертиза», «Искусство и православие», «Оценка движимых культурных ценностей»

Отчёт об арт-путешествии «Paris Tableau 2014»

В ноябре 2014 года слушатели Института Арт-Бизнеса и Антиквариата имели уникальную возможность посетить элитный Международный Салон живописи старых мастеров в Париже с доктором искусствоведения, заведующим отделом старых мастеров Государственного музея изобразительных искусств имени А.С. Пушкина – Садковым Вадимом Анатольевичем.
Отправной точкой нашей насыщенной программы стал музей Мармоттан, один из самых известных музеев частных коллекций Европы. И пусть никого не удивляет, что нас там интересовала не выставка, где представлена одна из самых знаменитых работ Клода Моне «Впечатление. Восходящее солнце», а манускрипты Высокого Средневековья.

В музее Мармоттан, Париж

Вечером в этот же день мы побывали в гостях у знаменитого коллекционера Владимира Берёзкина и его жены Галины, которые любезно пригласили нашу группу познакомиться и полюбоваться личной коллекцией картин старых мастеров. На оборотной стороне каждого полотна из своей коллекции господин Берёзкин ставит сургучную печать с собственной монограммой:

Жена Владимира Берёзкина – Галина (в центре) и слушатели Института Арт-Бизнеса и Антиквариата.

Концепции коллекций бывают разные. У четы Берёзкиных один из принципов был выражен словами Галины, жены коллекционера: «Атрибуции и имена на ленте времени могут меняться. Главное – это качество живописи и определённый период, в нашем случае – это старые мастера».
Визит группы из 14 человек – большое испытание для обычной квартиры. Однако, как правило, публичная зона квартир коллекционеров представляет собой немалое пространство, где удобно созерцать предметы искусства. Поэтому нам даже удалось сделать групповую фотографию в атмосферном интерьере четы коллекционеров Берёзкиных.
Второй день нашей интеллектуальной программы начался с посещения музея Пти-Пале.

У входа в музей Пти-Пале

Главная тема нашего арт-путешествия – это живопись старых мастеров. В музее Пти-Пале Вадим Анатольевич Садков подробно остановился на сюжете картины одного из ярких представителей этого периода – голландского живописца Яна Стена. Художник изобразил праздник Святой Троицы. Весёлые дети поют песни, славящие христианский праздник, и собирают пожертвования. Девочку на первом плане обряжают в невесту, на голове её бумажная корона. Ян Стен – типичный мастер такого рода жанров, и данная картина очень характерна его творчеству.
Enfant quêteur. Jan Steen.Сirca 1663-1665. 59 x 51 cm.  

В музее Пти-Пале Вадим Анатольевич Садков обратил наше внимание на одно из лучших собраний в Европе православной иконописи. Преподнесённая в своё время в дар музею исключительная частная коллекция икон мецената Роже Кабаля впечатляет своим размахом. Среди представленных в коллекции иконописных школ: греческая, критская, балканская, русская школы. В собрании можно встретить иконы XV- XIX веков.

В музее Пти-Пале

Забыть о том, что мы находимся во Франции, а не в Италии, на мгновение нам позволила живопись французских мастеров, принимавших участие в обучающих поездках в Рим, столь популярных среди художников в XVIII веке. В музее Пти-Пале хорошо представлены работы на эту тему.
Среди полотен с очаровательными итальянскими видами одна из дам нашей группы узнала знакомый нам по одной из предыдущих арт-поездок с экспертом Натальей Игоревной Сорокиной вид Тиволи с водопадами и храмом Весты. Удивительно осознавать столь необычную связь времён: мы любовались полотном XVIII века с видом, где ещё совсем недавно имели возможность отдыхать в ресторане в том же самом месте, но уже в XXI веке!

Robert Hubert “Les Cascatelles de Tivoli”, 1776

Запоминающимся моментом посещения музея Пти-Пале стало то, как одна из выпускниц нашего института, защищавших диплом о фаянсе французских частных заводов XIX века, на примере фабрики Теодора Дека, обратила внимание группы именно на предметы из сервиза этой фабрики. Данный фаянс практически не представлен в России, но в музее Пти-Пале у нас был уникальный шанс полюбоваться им.

Albert Anker, Théodore Deck “Assiette Charlemagne”, “Assiette Jeune femme en costume du XVI siècle”, Raphaël Collin, Théodore Deck “Assiette Jeune florentin”, vers 1870-1875, Faïence.

В музее Пти-Пале представлено программное произведение «Портрет госпожи де Ланси» знаменитого представителя академической школы Каралюса Дюрана – столпа салонной живописи, которого так не любили импрессионисты и сочувствовавшая им прогрессивная общественность.

Carolus-Duran, Mademoiselle de Lancey, 1876, Musee du Petit-Palais.

Музей Пти-Пале впечатляет не только своей богатой коллекцией произведений искусства, но также и архитектурным убранством. Внутренний двор окружён крытой галерее с мозаичными полами и расписными сводами. Фасад искусно украшен барельефами и скульптурами.

Внутренний двор музея Пти-Пале

Сразу после музея Пти-Пале мы отправились в один из ведущих аукционных домов Франции Artcurial. Он расположен в помещениях Hotel Dassault постройки 1844 года. На момент нашего прибытия в Artcurial проходила предаукционная выставка современной фотографии, потому как Artcurial специализируется на современном искусстве. Но нас там интересовал атмосферный ресторанчик для знатоков и один из лучших в Париже магазинов книг по искусству.
Наиболее запоминающиеся, на наш взгляд, лоты данной предаукционной выставки:

Walter Niedermayr (né en 1952) «GARDECCIA IV», 1996

Rankin. «Breeding Kate I», 2001.

David Yarrow (Né en 1966) “The long march, snow hill antartica”, 2010 Tirage pigmentaire

Эстимэйт наиболее значимых работ – от 20 000 евро.

В здании аукционного дома расположено кафе Le Cafe d'Artcurial, где у нас был ланч. Атмосферное место с современным дизайном, интересная публика. Рекомендуем.

Le Cafe d'Artcurial

В Artcurial мы посетили очень важное для искусствоведов место – один из лучших в Париже магазинов книг по искусству, архитектуре и дизайну. Данный книжный магазин отличается тем, что здесь представлена целая стена стеллажей, посвящённых каталогам-резоне художников XX века. Например, каталог-резоне Эдуарда Мане стоит 1500 евро. Каталог-резоне Марка Шагала (Franz Meyer) – 700 евро. Институт Арт-Бизнеса и Антиквариата приобрёл для учебных целей каталог-резоне Пита Мондриана.
Покидая здание аукционного дома Artcurial, находясь в микроавтобусе, мы стали случайными свидетелями транспортировки произведений искусства. Нас поразила тема беззащитности шедевров и небрежного обращения с ними.
Следующая остановка по программе – Лувр. Крыло Ришелье. Первая картина, представленная нашему вниманию, – портрет короля Франции Иоанна Доброго, датируемый 1350 годом. Выполнен он на деревянной панели. Данный портрет считается первым портретом, созданным в Европе, на котором человек изображён в профиль.

Jean II le Bon (1319 - 1364), roi de France, Avant 1350
Разбирая картину «Венера за туалетом», Вадим Анатольевич Садков делал отсылки на будущее посещение замка Фонтенбло, где нам предстояло подробно познакомиться с иконографией школы художников, работавших в этом месте.

École de Fontainebleau Milieu du XVIe siècle «Vénus à sa toilette»

Странная на первый взгляд работа неизвестного художника второй школы Фонтенбло «Габриэль д'Эстре с сестрой» таит в себе интересный сюжет. Перед нами две женщины, сидящие в ванне. Справа мы видим фаворитку короля Генриха IV Габриэль д'Эстре, держащую в руке кольцо. Слева, скорее всего, изображена её сестра. Последняя касается соска Габриэль д’Эстре. Существует множество толкований этой сцены. Наиболее устоявшаяся версия следующая: жена короля Генриха IV – королева Марго была бесплодной. И жест сестры, касающейся соска фаворитки короля, намекает на то, что как раз Габриэль д’ Эстре способна рожать и выкармливать детей. На заднем плане дана служанка, которая шьёт одежды, вероятно, для будущего младенца, которым станет знаменитый Сезар Вандом.
  ÉCOLE DE FONTAINEBLEAU (Fin du XVIe siècle), Portrait présumé de Gabrielle d'Estrées et de sa sur la duchesse de Villars, Vers 1594
Галерея Медичи в Лувре – это богатое собрание живописных полотен Рубенса, описывающих жизнь королевы-регента Франции Марии Медичи в 22 сюжетах. Художник в 1622 году получил заказ от самой королевы на цикл работ, посвящённых истории из её жизни. Данный цикл предназначался для украшения специально построенного зала в Люксембургском дворце. Была придумана программа, подробно описывающая, что каждая картина должна изображать и символизировать. Её литературно-эмблематическая часть была разработана кардиналом Ришелье и финансовым советником Клодом Можи, с которым Рубенс вёл активную переписку, работая над созданием этого живописного цикла. Завершение его предполагалось через три года к маю 1625 года, когда было намечено бракосочетание французской принцессы – дочери короля Людовика XIII и Карла I Английского. На протяжении трёх лет было создано 22 картины. В работе художник активно использовал труд подмастерья. Сам Рубенс создавал эскиз – моделло, которое предоставлялось на утверждение заказчику. На основании утверждённого эскиза изображение переводилось в размер силами подмастерьев, которыми выступали не ученики, а вполне сложившиеся уже художники. Фактически, картину создавала мастерская по эскизу. После просыхания основной части изображения, на уровне лессировок включался в рабочий процесс сам Рубенс, который корректировал работу своих подмастерьев, уточняя или усиливая какие-то детали.
В галерее Медичи, Лувр
Для той эпохи очень характерна система эмблематического мышления, когда реальные исторические события в несколько приукрашенном виде персонифицируются. Главных героев (королеву, её супруга, кардиналов) окружает множество аллегорических фигур, каждая из которых имеет свою смысловую нагрузку. До 1815 года весь цикл находился в галерее Люксембургского дворца. Французские художники конца XVII и XVIII веков такие, как Антуан Ватто, Франсуа Буше, копировали работы Рубенса. Для них это была школа постижения его мастерства.

Вадим Анатольевич Садков обратил наше внимание на одну из работ данного цикла «Воспитание Марии Медичи». В правой части картины представлены три обнажённые фигуры. В эпоху короля Людовика XIV было стыдно выставлять так много обнажённых женских фигур, поэтому они были закрыты занавеской. Таким образом, правая часть картины сохранилась гораздо лучше, чем левая. Когда в XIX веке занавеску всё-таки убрали, то увидели две совершенно разные по сохранности части одной картины.

П. Рубенс «Воспитание Марии Медичи»

П. Рубенс «Прибытие в Марсель»

П. Рубенс «Встреча в Лионе»

В галерее Медичи представлены работы мастерской Рубенса. Мы же попросили Вадима Анатольевича Садкова показать нам полотно, созданное только рукой выдающегося фламандца. Им оказалась нежная работа «Елена Фоурмен с детьми».
  Petrus Paulus RUBENS «Hélène Fourment (1614 - 1673) et deux de ses enfants»
В конце экспозиции руководство Лувра публикует отчёт о последних закупках музея. Информация, несомненно, интересная для нашей группы.
После Лувра нас ждало важное мероприятие, ставшее основной целью арт-путешествия в Париж. В бывшем здании парижской Биржи – дворце Броньяр проходил Международный Салон живописи старых мастеров «Paris Tableau», который принял в этом году 26 галерей. Присутствовали почти все значительные игроки арт-рынка старых мастеров.

Стратегически обоснованной стала мини-экспозиция, привезённая из Национального Музея Утрехта, и научный симпозиум, посвящённый утрехтским караваджистам.

На тематической экспозиции Национального Музея Утрехта

На ВИП-приёме мы получили каталог, в котором смогли ознакомиться с составом экспертной комиссии салона. Среди них такие громкие имена, как: M. Fred G. Meijer – специалист живописи голландских и фламандских мастеров в Нидерландском Институте Истории Искусств, M. Peter van den Brink – директор Музея Сюрмонда-Людвига в Ахене и другие эксперта мирового уровня.
На вернисаже нас разочаровало только то, что было слишком много народу, как в метро в час пик.
На вернисаже Вадим Анатольевич Садков обратил наше внимание на типичный образец вакуумной реставрации. Одним из недостатков такой технологии является потеря объёма, картина становится плоской.
Galerie Canesso, Paris. Artemisia Gentileschi “Allegorie de l’Astronomie (ou de la Cosmographie)”, vers 1640-1650. Galerie G. Sarti

Интересный образец выставки – рама стоимостью 20 000 евро.

Нам попался ещё один яркий пример результатов неудачной реставрации дорогого мастера. Скорее всего, эта реставрация была произведена в XIX веке. На полотне присутствует эффект смытости: отсутствуют лессировки, создающие объём изображения:
PIETER CLAESZ. A Still Life with a Ham, various Fruits, Oysters, Bread, Salt and a Pocket Watch arranged on a Table draped with a white Cloth. Oil on Canvas. Signed with Monogram and Dated: "PC/1651" Rafael Valls Limited.
Атмосфера мероприятия в течение всего вечера была оживлённая. Студенты Института Арт-Бизнеса и Антиквариата с вниманием слушали ценные комментарии Садкова Вадима Анатольевича.
  Члены группы: дамы в белом и чёрном

Завершением вечера стал ужин в стильном ресторане «Kong», расположенном на верхнем этаже модного дома «Kenzo» под огромным стеклянным куполом, откуда открывается живописный вид на Сену. Здесь мы обменялись впечатлениями о Международном салоне живописи «Paris Tableau» и обсудили качество представленных на нём работ.

В ресторане «Kong»
На следующий день мы снова посетили «Paris Tableau». На сей раз народу было уже не так много, и мы смогли ещё раз насладиться представленными на салоне работами в более спокойной обстановке.
На «Paris Tableau» был выставлен качественный Жан-Батист Грёз, подделок которого сейчас существует великое множество на антикварном рынке.

Jean-Baptiste Greuze «Psyché», 1786

Далее по программе третьего дня – посещение музея Жакмар-Андре, расположенного в аристократическом дворце XIX века.

У входа в музей Жакмар-Андре
Музей Жакмар-Андре относится к одному из нескольких крупных музеев Парижа, чьи коллекции были переданы по наследству от известных почитателей искусства. В данном случае речь идёт об успешном банкире Эдуарде Андре и его жене – художнице Нели Жакмар. Интересно было познакомиться с внушительной коллекцией этой уважаемой четы, ведь их собрание до сих пор размещено в музее так, как пожелали этого его владельцы. Прекрасный пример успешного коллекционирования и экспозиции одновременно. Картины музея Жакмар-Андре представлены в интерьерной развеске.
В музее Жакмар-Андре. Париж

Carlo Crivelli. «Saint Paul, Saint John Chrysostom and Saint Basil» 1493.

Помимо основной коллекции музея нам также удалось посетить проходившую в эти дни выставку «Перуджино, учитель Рафаэля». На ней Вадим Анатольевич Садков рассказал об иконографии женских ликов выдающегося представителя умбрийской школы живописи Пьетро Перуджино, а также провёл анализ эволюции их написания на примере нескольких полотен мастера, посвящённых образу мадонны.

Пьетро Перуджино

«Св. Мария Магдалина» ок.1500

Пьетро Перуджино

«Мадонна с Младенцем», ок. 1500.

В музее Жакмар-Андре есть уютное кафе Jacquemart-André Café, где наша группа в конце осмотра экспозиции смогла поделиться впечатлениями друг с другом за чашкой чая с французскими пирожными. К беседе об искусстве располагали фрески Тьеполо на потолке столовой комнаты, где находится кафе, а также гобелены XVII века.

Jacquemart-André Café

Одной из основных традиций наших арт-путешествий стало посещение оперы, которое организуется нами заранее. Вечером мы насладились бессмертным шедевром Джакомо Пуччини «Тоска» в оперном театре Бастилии. Несмотря на то, что это филиал Парижской национальной оперы, зал был заполнен, из чего следует, что парижане глубоко связаны с академическим искусством.
В Опере Бастилии
На четвёртый день с самого раннего утра мы отправились в Фонтенбло смотреть дворец веков и настоящую обитель королей. Это был первый и последний дождливый день, а вообще с погодой нам невероятно повезло в этот раз!

На входе в Фонтенбло

В Фонтенбло мы посетили один из самых великолепных образцов стиля Возрождения – галерею Франциска I, отделка которой поражает своей исключительной красотой. Панели нижней части стен галереи выполнены из орехового дерева и украшены французскими гербами, вензелями короля и изображениями саламандры, которая являлась его эмблемой.
Фонтенбло. Изображение Саламандры
Новаторское для тех времён оформление верхней части стен принадлежало итальянскому мастеру Россо Фьорентино. Он придумал необычный декор, состоящий из живописных панно, обрамлённых скульптурными элементами из обожжённого гипса – стукко. После смерти Россо Фьорентино, работу над росписями дворца продолжил его напарник и крупнейший представитель итальянского и французского маньеризма – Франческо Приматиччо. К сожалению, до наших дней галерея дошла не в полной сохранности, но основная часть декора всё же сохранилась. Галерея Франциска I была посвящена прославлению правления короля, его военных побед и государственных деяний, которые в аллегорической форме представлены в виде настенных росписей. Это первый крупный декоративный комплекс за пределами Италии, который имел чисто светский, а не религиозный характер. Центральное место в нём занимает изображение Данаи, содержащее в себе намёк на божественное происхождение Франциска.

Francesco Primaticcio «Danae Receiving the Shower of Gold», Gallery of Francois I

Монограмма Дианы де Пуатье – возлюбленной и официальной фаворитки короля Генриха II Французского.

Вторая школа Фонтенбло начинается с Бального зала. Живописцами здесь выступают в основном фламандские художники. Сравнивая с росписями галереи Франциска I, мы замечаем, как к концу XVI века меняется тип фигур, лиц и сам принцип композиционного построения.
В Бальном зале дворца Фонтенбло
Далее в часовне Троицы мы наблюдали, как стиль Второй школы Фонтенбло проникает в область религиозной живописи. Вадим Анатольевич Садков обратил наше внимание на оформление потолка часовни, где используется тот же самый принцип декора, что мы видели в Галерее Франциска I и в Бальном зале, а именно: барельеф, золочёные рамы, овальные композиции. Фрески здесь имеют сугубо религиозное содержание. Они посвящены событиям Ветхого и Нового Заветов. Алтарная композиция исполнена французским художником Мартеном Фремине, работавшим в начале XVII века и испытавшим сильное влияние фламандских мастеров. Мартен Фремине также расписал ниши часовни, куда поместил цикл сюжетов, связанных с темой искупления грехов.

В часовне Троицы, Фонтенбло

Обойдя многочисленные достопримечательности Замка Фонтенбло, мы изрядно проголодались. На обед нас приютил местный деревенский ресторанчик «Au Bouchon de Bleau», расположенный непосредственно в самом городе Фонтенбло.
На сей раз Париж нас встретил прекрасным ансамблем витражного искусства XIII века готической часовни-реликвария Сент-Шапель, расположенной на территории бывшего Королевского дворца на острове Сите.
Вадим Анатольевич поведал нам основы чтения витражей: слева направо и снизу вверх. Витражи Сент-Шапель – это, фактически, иллюстрация всего Ветхого и Нового Заветов.

В Сент-Шапель, Париж

Насыщенный день завершился в одном из самых популярных ресторанов Парижа – «Les Ombres», который знаменит своим видом на Эйфелеву башню. Ресторан расположен в спроектированном Жаном Нувелем музее древних цивилизаций Quai Branly, прямо на его крыше. Информацию о данном заведении можно прочесть в разделе исторических ресторанов книги «Les restaurants de Paris: Luxe, charme et tradition» (Pierre Faveton). Стеклянные стены «Les Ombres» создают особую атмосферу, в которой посетители буквально растворяются в ночном Париже.
В ресторане «Les Ombres»
Компанию нам в этот вечер составила Екатерина де Рошамбо-Лимонад – официальный представитель «Paris Tableau» в России.

На балконе ресторана «Les Ombres»

5-й день нашего путешествия: мы снова выезжаем из Парижа, но на сей раз любоваться прекрасным Замком Шантийи и его шедеврами.

Вид из окна микроавтобуса. Замок Шантийи

Отражение замка в лужах

Музей Кондэ в Шантийи – второй по значимости представленных там шедевров после Лувра. Однако немногие знают о нём, а если и знают, то не доезжают из-за ограниченности общественного транспорта для туристов.

Коллекция музея Кондэ в Шантийи формировалась в течение долгого времени, начиная с XVI века. Значительный вклад в неё сделал последний из владельцев замка – герцог Омальский в XIX веке. После его смерти, согласно завещанию, всё имение и богатейшая художественная коллекция, находящаяся на его территории, перешли в собственность Института Франции. Герцог пожелал открыть двери своего замка для посетителей, но при условии, что никакие изменения не будут внесены в архитектурный ансамбль имения. Это условие распространилось и на богатую коллекцию, произведения искусства которой должны экспонироваться в том первоначальном виде, в каком они находились при герцоге Омальском. Именно поэтому картины, представленные здесь, вы не увидите на других выставках. Единственный способ насладиться истинными произведениями искусства – приехать сюда. Музей прекрасно оборудован методическим материалом для посетителей. Есть даже информация на русском языке, что не часто встретишь в музеях Франции.

Творчество Жана Огюста Доминика Энгра никак не относится к тематической концепции нашего арт-путешествия. Однако нельзя не заметить, что в музее Кондэ в Шантийи представлен один из лучших Энгров. А так как работы никогда не покидают стен музея, согласно договору наследования, то это единственное место, где мы могли полюбоваться подлинниками выдающегося мастера.
  Jean-Auguste-Dominique Ingres: Venere Anadiomene 162,8 x 92, Musée Condé, Cantilly.

Кабинет живописцев Клуе в музее Кондэ в Шантийи

Le cabinet des Clouet или Кабинет живописцев Клуе – это зал, объединяющий портреты XVI века из коллекции герцога Омальского и те, что были подарены музею Кондэ в 1939 году виконтессой Понсен-Биенкурской. Уникальность данной коллекции заключается в том, что в ней представлены портреты 90 королей, в числе которых все портреты королей и королев XVI века, выполненные в строгой и реалистичной манере. Авторы данных произведений – нидерландские художники, развивающие северную традицию с её объективным изображением модели. В их числе: Жан Клуе, Франсуа Клуе, Корней Лионский. Другая плеяда художников, поддерживающих тенденцию изображения строгих реалистичных портретов, это: Жан Декур, Бенжамен Фулон, Марк Дювал, Франсуа Кеснел, Этьен и Пьер Дюмонстрьер.
Кабинет живописцев Клуе – стал настоящим художественным открытием для нашей группы. Ощущение того, что за тобой наблюдает вся королевская знать XVI века, не покидало нас на протяжении всего нашего нахождения здесь. А высокое качество представленных портретов только усиливало этот эффект.

ca.1574 Gabrielle de Rochechouart

by Corneille de Lyon

Vers 1515 - Attribué à Jean Clouet

Portrait de François Ier (1494-1547)

В кабинете Джотто экспонируются произведения итальянских мастеров XIV-XVII веков. Картины данного кабинета происходят в основном из коллекции Райзета, приобретённой герцогом Омальским в 1879 году. Здесь представлены следующие работы: «Успение Богоматери» Мазо ди Банко; «Богоматерь», приписываемая кисти Зенала; «Мадонна де Мизерикорде» семейства Кадар, Картон (ранее называемый Чаронтон) и Вилате; «Пять ангелов, танцующих на солнце» кисти Джованни ди Паоло; «Портрет римской дамы» по Досси Доссо; «Богоматерь с младенцем Иисусом» Гирландайо; «Богоматерь» кисти Ферри Каронделе, Бартоломео, зовущегося Баччио делла Порта; «Поклонение волхвов» кисти Пезеллино; «Святой Бенуа в Сюбиако» Фра Анджелико; «Святой Иоанн Батист» Фра Карневале. Некоторые работы из кабинета Джотто временно переместили на выставку «Фра Анджелико, Боттичелли: найденные шедевры», которую мы также с удовольствием посетили.

 

«Пять ангелов, танцующих на солнце»

Джованни ди Паоло, c. 1436

Наглядным примером стиля Шинуазри, активно развивающимся в XVIII веке, может служить «Великий обезьянник» или иными словами – кабинет с изображением обезьян. Стены этого необычного кабинета украшены забавными китайскими росписями, где главные герои – обезьяны.
В «Великом обезьяннике»
Погода Шантийи благоволила приятной прогулке по чудесному парку

Солнечное настроение такое же, как и погода в Шантийи. После выставки «Фра Анджелико, Боттичелли: найденные шедевры».

Обед в Шантийи. В местном ресторане мы попробовали знаменитый крем Шантийи, который готовят только здесь. Мы также отведали французского яблочного пирога, который называется «Tarte Tatin», что в переводе означает пирог «перевёртыш».
В ресторане «La Capitainerie» в Шантийи
Наша насыщенная программа, к сожалению, не позволила провести ещё пару часов в чудесной солнечной Шантийи. Нас ждал Париж. И следующая остановка – Национальный Музей Средневековья с его знаменитым экспонатом – циклом из шести шпалер конца XV века под общим названием «Дама с единорогом».

Шпалера «По моему единственному желанию»

Шпалеры серии «Дама с единорогом» демонстрируют положительные и отрицательные стороны того или иного чувства. Декоративный розовато-коричневый фон шпалер украшен множеством мелких цветков или «миллефьори». В цикле представлены пять чувств, но шпалер всего шесть. Шестая и самая главная шпалера «По моему единственному желанию» имеет разные противоречивые толкования своей символики. Молодая дама кладёт драгоценное ожерелье в шкатулку, которую держит служанка. Сзади изображён открытый шатёр алькова. Это некая аллегория добродетельного христианского долга. Дама продаёт себя за деньги, что аморально. Белый единорог с левой стороны шпалеры символизирует невинность и богобоязненность молодой особы. Шпалера имеет глубокий смысл, где основной его составляющей является проблема моральной способности противостоять корысти.
В главном зале музея мы провели угадайку, в которой постарались отгадать все чувства, изображённые на шпалерах из знаменитой серии «Дама с единорогом».
Вечер пятого дня нашего пребывания в Париже завершился в ресторане «Goumard», специализирующемся на морепродуктах, которые здесь готовят, поистине, хорошо.
Но не только кухня нас поразила в данном заведении, а ещё и туалет начала XX века! Оставив его в первоначальном виде, владельцы ресторана тем самым сохранили особую атмосферу этого места, добавив, правда, немного хлопот его посетителям. Ведь поначалу мы даже не могли разобраться, как пользоваться раковиной, которой уже более 100 лет!
Последний день нашего путешествия. Мы едем на блошиный рынок рано, так как перед отлётом надо многое успеть посмотреть. Найти действительно стоящие вещи нам помогает антиквар со стажем Philippe Méthia – вице-президент Национального торгового объединения Syndicat National du Commerce de l'Antiquité, de l'Occasionet des Galeries d’Art. Филипп встречает нас в своей галерее, специализирующей на художниках второй руки XX века.
Антиквар начинает нашу экскурсию по блошиному рынку в тот момент, когда стенды только открываются. Сами хозяева стендов – колоритные персонажи, интересные образы которых ещё больше раскрывают атмосферу здешних мест.

Мы заходим в небольшой магазин человека, дедушка которого был одесситом, и его фотографию можно видеть на дверях магазина.
Филипп организует нам основы экспертизы на коленке, рассказывая, каким образом подделывают замки на антикварных комодах.
Вспоминая Кабинет живописцев Клуе в Шантийи, и не вооружённым взглядом видно, что данная работа, обозначенная владельцем как XVII век, мягко скажем, не соответствует этикетажу.
Нам запомнились атмосферные интерьеры блошиного рынка:
На этом рынке можно найти не только антикварные вещи, но и такие необычные, как, например, тыква размером с капсульный японский отель.
Мы посетили несколько мест наиболее значимых, с точки зрения эксперта Филиппа. Но сам по себе блошиный рынок огромен!

Перед аэропортом мы ещё раз побывали в Лувре, чтобы окончательно закрепить искусствоведческий материал, полученный ранее.

Наше арт-путешествие подошло к концу. Счастливые, мы возвращаемся домой с полным багажом новых знаний и бесценного опыта по атрибуции и экспертизе антиквариата.